Новости Волгоградской митрополии

Северная Осетия: Волгоградские паломники побывали в самом высокогорном монастыре России. Репортаж

23 Октября 2019

В пятницу в 17 часов вечера, после молебна отправляемся в путь от Свято-Духова монастыря. Мы это 18 паломников и гид Екатерина. В основном все люди бывалые, имеющие опыт поездок, когда из трех ночей две проводишь в автобусе.

Наш путь, начертанный Волгоградским паломническим центром Волгоградской епархии, лежит в Северную Осетию.  Я в Волгограде недавно, и слабо представляю, по каким местам мы будем ехать. Уже на первой остановке в меню появились незнакомые слова: жижиз, махан, курзе. Продавец объясняет, что это чеченские блюда, но мы еще в Волгоградской области. Однако Кавказа напоминает о себе.

На следующей остановке уже сама спрашиваю: где мы? Молодая симпатичная продавщица в придорожном кафе отвечает: в Кабардино-Балкарии. Она интересуется, куда и зачем мы едем. Объясняем, что мы паломники из Волгограда. Едем поклониться православным святыням в Северную Осетию.

Девушка дружелюбно рассказывает, что недавно была в Москве, и ходила к Матронушке в монастырь на Таганке. Сама она мусульманка. Ее мама работает бухгалтером в какой-то организации по мелиорации и раз в квартал ездит в Москву с отчетом. Мама любит заходить в московские православные храмы, потому что там красиво.

У Матронушки моя собеседница вначале набрала святой воды в 5-литоровую пластмассовую бутылку, а потом уже встала в очередь. Так и продержала бутылку в руках, боясь поставить на землю. Какая-то женщина ей объяснила, что воду можно было и потом набрать, но она уже достояла до конца. Еще привезла домой лепестки цветов, которые раздают в монастыре. Теперь мама их заваривает и зовет соседок пить чай.

Мое паломничество начинается неплохо.

Наш комфортабельный микроавтобус смотрится очень изысканно на фоне огромных фур. Их на дороге  много. Фуры  проносятся с ревом в обе стороны. Через четыре часа проезжаем Элисту, потом Минеральные Воды, Пятигорск, Буденновск… И вот уже рукой подать до Северной Осетии. С рассветом на  указателях появляется слово Владикавказ, но не доезжая его,  сворачиваем в сторону гор.

Куртатинское ущелье

Как пишут в рекламных буклетах Куртатинское ущелье, одно из живописнейших в Северной Осетии-Алании. Его протяженность более 50 километров. Дорога стремится все выше, а на дне ущелья ревет река Фиагдон. Поселки носят название реки: Нижний Фиагдон, Верхний Фиагдон. Конечно, за те века, что впечатлительные россияне писали о Кавказе, накопилось немало словесных клише. Одно из самых распространенных: воздух хрустальный. Но он действительно здесь хрустальный. Ну и, конечно вспоминается лермонтовское: Воздух чист и свеж, как поцелуй ребенка.

Памятник «Скорбящий конь»

Из окна микроавтобуса часто можно видеть  памятники, посвященные Великой Отечественной войне. В том числе и знаменитый со «скорбящей лошадью», потерявшей своего хозяина в бою.

Осетины гордятся подвигами своих земляков. Каждый мужчина осетин обязательно скажет, что пропорционально населению, в Осетии было больше всех Героев Советского Союза. И еще напомнят, что это об осетинской семье Расул Гамзатов написал свои знаменитые «Журавли». И конечно, в Осетии хорошо помнят, как остановили гитлеровцев под Владикавказом. Из учебником мы знаем, что это была дорога на Грозный и Баку, где добывалась нефть. Тогда на защиту города встало все население Осетии.

Аланский Свято-Успенский мужской монастырь

До монастыря осталось совсем немного. Спешим к Литургии. Она начинается в восемь утра. Проезжаем поселок. Дети идут в школу. За окном промелькнул, кажется, бюст Сталина. Интернет пока есть, можно посмотреть. Точно он.  Заодно читаем, что в бывшем горняцком посёлке Верхний Фиагдон расположены администрация местного самоуправления, детский сад, средняя школа, санаторий. Но цель нашей поездки  Аланский Свято-Успенский мужской монастырь. И вот он.

Аланский Свято-Успенский мужской монастырь.

Итак, от Свято-Духова монастыря в Волгограде мы отъехали в 17 часов. Было несколько коротких санитарных остановок, и одна минут 30-40. В восемь утра  следующего дня мы у цели. Вот он, Аланский Свято-Успенский мужской монастырь

Трудно поверить, но построили его всего за несколько лет уже в двухтысячные годы. Внешне храм очень похож на древний. А на самом деле это  постройка 21 века. Еще об этом монастыре говорят, что он самый южный в России и самый высокогорный – 2000 метров над уровнем моря.

Вначале монахи восстановили полуразрушенную церковь святых Жен Мироносиц, а затем с нуля, на месте какого-то сельскохозяйственного склада построили храм иконы Иверской-Моздокской  Божией Матери, главный  и пока единственный храм мужского Успенского монастыря. Почему не Успенский? Этому есть объяснение.

храм иконы Иверской-Моздокской Божией Матери

В Осетии очень чтут икону Иверской-Моздокской Божией Матери. Ее в Осетию прислала Гру­зин­ская ца­ри­ца свя­тая Та­ма­ра еще в ХII веке в дар новопросвященным христианам. Много веков находилась она в Моздоке. Отсюда и название. И прославилась чудесами и исцелениями. Но после ре­во­лю­ции 1917 го­да икона исчезла. У осетин есть предание, что икона явится, когда построят храм в ее честь. Поэтому в монастыре первым построили храм Ее иконы, а уж следующим будет Успенский.

В храме целых три Иверских, что тоже было утешением. Как оказалась почти у всех паломников нашей группы «что-то с ней связано». Одна икона написана монахами Киево-Печерской лавры на камне в XIX. Тоже чудотворная.

икона Иверской-Моздокской Божьей Матери

А подарил ее когда-то монастырю знамениты регент Троице-Сергиевой Лавры архимандрит Матфей (Мормыль).

Но самая заметная это список с Иверской-Моздокской. Той самой, утраченной. Она тоже чудотворная. Невозможно не увидеть, что Богородица на ней похожа на кавказскую женщину, может быть даже   осетинку.

С верхнего яруса монастыря открываются изумительные горные дали. На скалах хорошо видны белые кресты, которые, оказывается наносят монахи. Мало того, они их периодически подкрашивают.  Вспоминается Египет, Синай, где приходилось видеть кресты на недоступных вершинах гор, которые тоже ставят монахи. Также хорошо видны  сторожевые башни прошлых времен. Да что видны? Они  находятся и на территории монастыря.

В субботу людей в храме мало. В основном молящиеся бывают здесь в воскресенье. Из Владикавказа приезжают целыми автобуса.

Внутри установлены металлические строительные леса. Идет внутренняя роспись. Сегодня служит один священник, один дьякон, и еще один священник исповедует. Узнаем в нем настоятеля игумена Стефана. Почему узнаем? Да потому что в дороге смотрели фильм об этом монастыре. «Воины Христовы». Посмотрите, не пожалеете.

И игумен Стефан, веселый, открытый, он в этом фильме центральная фигура. Во время исповеди рассказываю ему без имен и подробностей об одной ситуации, поставившей меня в тупик. И вот какой он дает мне совет:

— Молчи, не давай ей развиться, пусть на тебе все закончится.  Все люди.

Есть у этого монастыря одна тайна. Конечно, вообще монашество есть тайна. Но здесь вот какие обстоятельства. Почти все, а может и все  монахи здесь осетины. Все пришли из мира: кто в прошлом офицер, кто учился на системщика-программиста, кто чуть ли не из тренажерного зала. И все они пришли в этот монастырь по благословению одного старца. Русского старца, архимандрита Ипполита из Рыльского Свято-Николаевского  монастыря Курской епархии. Именно он незадолго до свой смерти благословил каждого создавать в Северной Осетии монастырь. Создан он был 19 апреля 2000 года в Беслане в бывшей гостинице для машинистов поездов. В первый год в монастыре было всего два монаха. Затем монастырь переехал в Куртатинское ущелье.

И что характерно, по благословению старца в Северной Осетии создан не один, а два монастыря. Один в горах – мужской, а второй женский, Богоявленский, в долине. Там игумения Нонна до монашества трудилась режиссером на телевидении. И молятся на южных рубежах о Богохранимой стране нашей, властях и воинстве её, да тихую и безмятежную жизнь проведём во всяком благочестии и чистоте.

Но о  Богоявленском  Аланском  женском   монастыре мы расскажем во второй части наших путевых заметок.

Эльвира Меженная