Новости Вологодской митрополии

Софийские хроники. Как главный храм Вологодчины приобрел роспись

10 Августа 2018

В год 450-летия мы продолжаем рассказывать о Софийском соборе и замечательных людях, которые связали свою жизнь с главным храмом Северной Фиваиды.

Белые стены

Софийский собор долгое время пустовал, и вроде бы после гневного отъезда государя Ивана Грозного из Вологды участь храма была неизвестна. Конечно, без царского слова собор ни украшать, ни освящать не смели; но, думаю, мало кто сомневался, что этот величественный храм останется символом Вологды на века. Уж очень он пришелся кстати на Соборной горке. Не зря же Архиерейский двор в Вологде назывался Софийским, а те, кто служил вологодским архиереям, звались софиянами. Царь Феодор Иоаннович выдал владыке несудимую грамоту о том, что «Софийского дома и домовых всяких чинов людей ведать судом на Москве в Приказе Большого дворца, а на Вологде стольникам и воеводам не ведать». Но это случилось уже в 1696 году, после того, как Софийский собор был украшен великолепными росписями.

Почему не расписывали главный храм епархии больше века? Не забудем, что на это столетие как раз пришлось Смутное время. Досталось и Вологде, и Софии. Собор пришлось даже переосвящать в 1613 году - после набега на Вологду разбойничьего войска, в составе которого поляки, литовцы и шведы разорили город вместе с русскими бандитами. Сохранилось письмо вологодского архиепископа Симона боярину Ртищеву. В 1671 году архиерей писал боярину: «Соборная великая церковь и все, яже в ней, строение великих государей оветшало: главы, железом белым обитые, обвалились...» «Молю тя, рабе Христов, и мне споможение, пачежь церкви велицей сотворити».

Храм понемногу приводили в порядок, и заступивший на вологодскую кафедру архиепископ Гавриил пригласил мастеров, чтобы украсить храм достойными росписями.

Изограф

Выбор пал на ярославского мастера Дмитрия Григорьевича Плеханова. Это был потомственный иконописец (как говорили в то время - изограф), родился в Переславле-Залесском в 1642 году. С юности Дмитрий вместе с отцом Григорием Курятниковым (по прозвищу Плехан) участвовал в храмовой росписи. Трудился Дмитрий в Архангельском соборе Московского Кремля, в Успенском соборе в Ростове. В Вологду Дмитрий приехал после того, как расписал Успенский собор Троице-Сергиевой лавры, эту работу владыка Гавриил, конечно же, видел и прекрасно знал уровень мастерства изографа и доверял ему. К этому времени Димитрий сам подбирает себе мастеров, руководит работами. В Вологде с изографом Димитрием трудились 30 человек - Ермолай Федоров, Иван Семенов, Родион Карпов и другие.

Ярославские мастера работали в технике «столповой» живописи, при которой приемы фрески - нанесения красок на сырую основу - сочетаются с работой темперными красками. Сначала расписывали интерьер храма, затем алтарь.

Два года работы

Росписи в Софийском соборе занимают больше пяти тысяч квадратных метров, они полностью покрывают все храмовые поверхности. Изображены на них сцены из земной жизни Спасителя и Богородицы, библейские сюжеты, Вселенские соборы, святые, ангелы и херувимы.

В своде помещено гигантское изображение благословляющего Спасителя; размер ладони - 1,8 метра. На столпах - изображения русских князей и мучеников, причисленных к лику святых: Владимир - Креститель Руси, страстотерпцы Борис и Глеб, Александр Невский и другие, всего 68 образов.

Работы продолжались с 20 июля 1686 года до конца июня 1688 года. В начале июля мастера отправились домой. В начале июля иконописцы поехали домой на одиннадцати извозчичьих телегах, нанятых за счет архиепископа Гавриила. Заплатили Дмитрию Плеханову 1500 рублей. Много ли это? Нанять одну телегу от Вологды до Ярославля стоило в 16 алтын 4 денги, вот и прикидывайте. Судя по тому, что при окончательном расчете владыка Гавриил доплатил за дополнительные работы, в договоре не обозначенные, заказчик остался доволен.

Вологодский архиепископ позднее обращался к изографу Плеханову в 1693 году, когда делали иконостас в Софийском соборе. Потрудиться тогда в Вологде Дмитрию Григорьевичу не удалось - занят был, но чем смог, помог: нашел для вологжан в Ярославле нужного золота и серебра.

Документально подтверждено участие этого замечательного изографа в росписи ярославского храма во имя Иоанна Предтечи в Толчкове, а потом следы его теряются. В 1710 году его жена Пелагея в переписной книге уже числится вдовой. Упоминаются и ее внучата.

Вологодская София - не последняя крупная работа Дмитрия Плеханова, но, несомненно, одна из самых значительных.

Андрей САЛЬНИКОВ