Новости Волгоградской митрополии

«Дорогая мама, я знаю, что ты меня слышишь…»

11 Декабря 2020

Ч.В. Коуп — «Жизнь, прожитая с толком» (1862 г.)

В 2008 году детский дом Волгоградской епархии, просуществовавший около четырех лет, решено было закрыть. Неизбежно встал вопрос: какова будет судьба населявших его двадцати девочек. Отдать в обычные детские дома и интернаты? Но это значило бы свести на нет все старания воспитать детей в православной вере. И владыка Герман принял мудрое решение: надо найти православные семьи, которые бы взяли детей под опеку. Дело хорошее. Но где найти таких смельчаков? Как правило, семьи верующих и сами многодетные, с невысоким материальным достатком и живут не в дворцах и хоромах. А для опеки над детьми эти условия являются едва ли не основными.

Тем не менее клич по храмам был брошен. И как ни странно, на зов смельчаки откликнулись. Хотя, думаю, в глазах многих это были не смельчаки, а безумцы. Это были две семьи, согласившиеся принять в свои семьи наших девочек. Одна из них – семья Штукиных.

На тот момент у Марины Васильевны и Сергея Юрьевича Штукиных было четверо своих: два старших сына служили Отечеству, а на руках оставались маленькая Лиза и школьник Иван. Родителям было около пятидесяти, молодыми не назовешь. И я, как-то разговорившись с Мариной Васильевной, спросила ее: «Что побудило вас к такому решению?» Марина Васильевна устремила взор внутрь себя и ответила: «Как говорил апостол, если не я, то кто же?» И на ее глазах выступили слезы…

24 октября 2020 года Марины Васильевны не стало.

— Сергей Юрьевич, нельзя найти слова, чтобы выразить вам и вашей большой семье соболезнование по поводу утраты вашей супруги Марины Васильевны. Расскажите о ней.

— Марина Васильевна Штукина родилась января 4 января 1960 года в семье рабочего и служащей. Оба работали на канатном заводе. Жизнь была, как у всех в советское время. Родители работали, дочка посещала садик, потом пошла в школу, закончила ее, поступала в институт. Но с первого раза, сразу после школы, поступить не смогла и пошла работать санитаркой хирургического отделения 22 больницы города Волгограда. Сдавала на следующий год, но опять не хватило одного балла. И после того как прошла подготовительные курсы при медицинском институте, она в него поступила.

Сергей Юрьевич говорит официально, старается держаться, но голос дрожит, и чувствуется, как трудно даются ему эти воспоминания.

— Скажите, а как вы познакомились?

— Я ее знаю практически всю жизнь. Мы с ней жили рядом, ходили в одну группу в садике, поэтому свою супругу я знаю очень-очень давно. Мы общались с ней еще до моего ухода в армию, и, после того как я пришел из армии, мы стали встречаться. Через
некоторое время соединили наши судьбы, образовали новую семью.

Она была не крещеной в то время. Я был крещен. Бабушка меня крестила, потому что я долго в детстве болел, и она хотела, чтобы, если со мной что-то случиться, я был крещен. А Марина была не крещена.

После у нас появились дети, Марина училась в институте все это время. И только после того, как у нее заболела мама онкологическим заболеванием и умер ла, она решила покреститься. Это был 1996 год. В то время у нас уже было двое детей – Федор и Василий. Она работала в это время заводским доктором, врачом-терапевтом, на канатном заводе. Принимала рабочих, служащих, лечила их. Через некоторое время мы получили квартиру и продолжили жизнь обычной советской семьи. Но к тому времени Союза как такового не было.

— Как вам пришла идея, желание взять детей под опеку?

— Как-то раз в храме Святителя Николая в Сарепте Марина от нашей клирошанки узнала, что детский дом Волгоградской епархии расформировывают, и детей девать некуда – их не берут. Мы посовещались с супругой и решили взять детей на воспитание. Мы долго думали, прикидывали свои возможности и решили все-таки помочь этим детям обрести свою семью. Мы поехали в детский дом Волгоградской епархии. Познакомились с ее директором Натальей Петровной Бригадиренко, и нам
предложили на выбор взять детей. Мы взяли семь человек приемных детей.

— Трудно было?

— Сказать, что было легко, – нет. Было нелегко. Потому что детей с легкой судьбой в детском доме не бывает. У каждого из них произошла жизненная драма, каждый из них получил психологическую травму. Ну, мы постарались, чтобы они выросли нормальными членами общества, нормальными в будущем женами и родителями – мамами.

— В чем Марина Васильевна видела свою задачу в такой большой приемной семье, состоящей в основном из девочек?

— Марина просто делала свое дело. Учила всему тому, что умела сама: готовить, вести дом, содержать его в порядке, утрясать какие-то вопросы, то есть тому, что должна уметь каждая женщина, молодая женщина, которая готовится вступить в жизнь.

— Какой принцип в воспитании детей вы бы назвали главным?

— Честное выполнение своих обязанностей было всегда обязательным у нас в семье. То есть, если ты должен сделать что-то, ты
обязан это сделать, потому что мы живем все вместе, и от каждого члена семьи очень многое зависит. Я надеюсь, что нам это удалось.

— Кроме повседневных дел и хлопот, чем была наполнена жизнь ваших детей?

— Сколько мы путешествовали! Ездили и в Крым, и в Абхазию на отдых с детьми. Как-то старались их оздоровить. Не только
отдыхали, но и посещали святые места: Задонск, Кременский Каменно-Бродский монастырь, Серафимович, Дубовский монастырь. Так что пытались не только материальное привить, но еще и духовное, чтобы жизнь у детей была связана с Богом, и они помнили о Нем всегда, знали, что они не брошены ни Богом, ни их родителями.

Титова Н.И.,
бывший замдиректора по УВР
детского дома Волгоградской
епархии

Продолжение читайте в журнале «Царицын Православный» №10, 2020 (стр. 52-55)