Новости Санкт-Петербургской митрополии

26 Января 2019
В рамках встреч в клубе "Ортодокс" 23 января состоялась беседа о браке с руководителем епархиальной комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиереем Александром Дягилевым, руководителем Санкт-Петербургского православного объединения "Супружеские встречи".
Беседа о браке прошла в клубе "Ортодокс"

Отец Александр объяснил, что понятий "церковный развод", "чин развенчания" на самом деле не существует - существует только признание брака утратившим каноническую силу. Церковь не "разводит" людей при помощи каких-то манипуляций, а лишь констатирует факт, что этого брака больше нет. Невиновная сторона имеет право вступить в новый брак, а виновная сможет снова создать семью только после какой-то епитимьи.

По статистике 2015-2017 годов, в России распадаются около 60 % браков. В Москве и Санкт-Петербурге на развод подают 50% семей. В 2016 году в нашем городе развелись 50% от общего количества вступивших в церковный брак, а в 2017 году произошло резкое снижение количества разводов среди венчанных пар - до 36%. Протоиерей Александр Дягилев надеется, что причиной стала работа епархии по сохранению семей, в том числе проект "Супружеские встречи", направленный на улучшение взаимопонимания и углубление диалога в браке.

Все мы видим примеры того, как кто-то без особых усилий добивается материального успеха, а кто-то всю жизнь тяжело работает за небольшую зарплату, кто-то живет в единственном счастливом браке, а кто-то несколько раз вступает в брак и разводится. Обычно люди при этом обвиняют в своих несчастьях "среду", других людей или ропщут на Бога, не понимая, что причина кроется в них самих. Отец Александр, будучи по светской специальности психологом, объяснил, что в жизни каждого человека существует так называемый "психологический сценарий".

"Из-за чего люди разводятся? На первом месте - измены, на втором - алкоголизм, наркомания. Но измена - это следствие: от счастливой жизни человек "на сторону" не пойдет. Ключ к решению всех проблем семейной жизни скрывается в двух основных причинах: это неприятие чувств и неумение построить диалог, - говорит отец Александр. - Если людям удается помочь выстроить диалог и научиться понимать чувства друг друга, семейная жизнь станет принципиально иной".

Чтобы начать лучше понимать себя и других, надо примерно представлять, как устроен человеческий мозг. У мужчин и у женщин существуют некоторые различия. Например, у женщин мозолистое тело, которое соединяет два полушария мозга - правое и левое - в среднем крупнее и более развито. Это дает женщине уникальные способности, которых лишен мужчина. Она может одновременно варить кашу, смотреть за ребенком и говорить по телефону. Мужчина все это разом сделать не может, ему нельзя давать сразу несколько поручений. Зато менее развитое мозолистое дело дает ему другие преимущества - большую целеустремленность и четкое разграничение сфер жизни на деловую и личную. В семейной жизни эти особенности нельзя не учитывать.

Кора головного мозга отвечает за разум и сознание человека - ее можно сравнить с суперкомпьютером, который в течение жизни накапливает информацию из того, что человек видит, слышит от других людей, читает и осознает самостоятельно. Всякое знание - это длинная нейронная цепь. Когда ребенок только рождается, знаний у него еще нет, поэтому младенец до определенных пор сам не понимает, что конкретно он видит. И только по мере того как количество знаний растет, ребенок начинает осознавать, какие предметы его окружают.

Помимо коры в мозгу есть лимбическая система - она также состоит из нейронов, но их цепи короче и закольцованы. То есть сигнал может "бегать по кругу", вообще не осознаваясь до определенного момента. Лимбическая система отвечает за врожденные и приобретенные рефлексы, а также формирует бессознательные реакции и программы. И происходит все это в первые три года жизни человека, которые он, как правило, не помнит. Зато внутри него уже живут некие установки, которые можно сравнить с миной замедленного действия.

Протоиерей Александр Дягилев привел простой пример: папа идет по улице с маленьким мальчиком и при этом курит. И хотя ребенок еще не понимает, что значит курить, у него на бессознательном уровне формируется "идеальный образ" мужчины с сигаретой. Когда мальчик начнет взрослеть, этот образ воспроизведет его лимбическая система. И даже если все вокруг будут убеждать его, что курить вредно, приводить весомые аргументы, на эмоциональном уровне у подростка возникнет непреодолимая тяга к курению. Вот так пример, показанный папой сыну в раннем детстве, оказывается гораздо сильнее по степени воздействия, чем все страшные картинки на пачках сигарет вместе взятые и все дальнейшие отцовские подзатыльники.

Помимо прямой формы передачи информации из лимбической системы отца в лимбическую систему сына может быть протестная форма, когда сын сознательно решает делать по-другому. Такое случается, если человек испытывает эмоциональное потрясение, которое перекрывает ранние сигналы из лимбической системы - например, в контексте истории мальчика и папы это может быть ранняя смерть отца от рака легких. После этого сын может принять решение никогда не курить. Тем не менее, сигареты всегда будут вызывать в нем сильную эмоцию - только теперь уже со знаком минус.

В дальнейшем у подростка начинают развиваться внутренние противоречия - согласно программе, усвоенной в детстве, идеальный взрослый мужчина обязан курить, мозг сигнализирует: "Если ты не куришь, значит, ты не идеальный, не взрослый и не мужчина". Так возникают психологические комплексы. При стрессе человек "срывается" и совершает то, что не позволял себе в нормальном состоянии, в данной ситуации - курит. Причем глубоко внутри он переживает сильнейшую раздвоенность: запрещая себе быть "идеальным мужчиной", наш герой ищет выход и зачастую находит его в замещении - вместо сигарет он может начать употреблять алкоголь. Другой вариант - он всю жизнь доказывает себе и окружающим свою состоятельность: заканчивает школу и вуз на одни пятерки, открывает свое дело, уходит с головой в работу и превращается в трудоголика, забывая об отдыхе. Трудоголизм - тоже форма зависимости, подчеркивает отец Александр. За желанием "догнать и перегнать" стоит психологический комплекс, который оказывается разрушительным и для самого человека, и для его семьи. Чаще всего такой человек выбирает супругу, ориентируясь только на внешние данные, не по любви, а опять же из стремления доказать, что у него все "самое лучшее".

При протестной форме сын в раннем возрасте "скачивает" у своего отца саму идею бунта против родителей. И если его дед курил, а отец нет, сын в подростковом возрасте тоже может начать курить в качестве протеста против отца. Так зависимость проявляется через поколение: "курит - не курит - курит - не курит". Это также можно рассматривать как цепочку "зависимость - созависимость - зависимость - созависимость".

Если у девочки отец был алкоголиком, у нее в "программе" будет записано, что идеальный мужчина должен пить, за такого она впоследствии и выйдет замуж. Если папа с мамой развелись, у ребенка, скорее всего, будет "записана" программа, что брак должен закончиться разводом. Счастливая семейная жизнь также "записывается" как положительный пример. Вероятность того, что в роду будут проявляться некие похожие модели поведения, очень велика. Задача психолога - понять, какая программа была заложена в детстве, и помочь человеку преодолеть негативные жизненные паттерны.

Другая большая проблема современных людей - неумение осознать и назвать свои чувства. В психологии это явление носит название алекситимия. Она свойственна 90 % мужчин и 70 % женщин. Большинство людей фокусируются на внешних событиях в ущерб внутренним переживаниям. Если начать вовремя осознавать свои чувства и правильно их выражать, можно решить много проблем. Работа с зависимостью (наркоманией, алкоголизмом) также должна начинаться с работы над чувствами. Крайне важно выстроить правильный диалог внутри семьи - не только высказать свое мнение, но и услышать того, кто рядом. Отец Александр перечислил основные принципы конструктивного диалога, которые стали девизом "Супружеских встреч": слушать, прежде чем говорить; делиться, а не спорить; понимать, а не оценивать; прежде всего прощать.

ИА "Вода живая",
23.01.19